izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

За тысячу лет до рождения глинки


Монахиня Корнилия (Рис), американка Кэролайн, переводчица творений Тихона (Шевкунова), бывшая протестантка, пришедшая в православие. Как водится у них, у американцев, «матушка Корнилия выросла в преуспевающей американской семье. Ее отец – крупный промышленник, известный изобретатель. Брат – знаменитый нейрохирург. Одна сестра – скрипачка, другая – невропатолог, третья – театральный продюсер».

Это нам понятно. У них, у американцев, всегда так. Что ни семья, то преуспевающие и знаменитые, вон как Глинки: Глинка-дед - герой войны, Глинка-папа - преуспевающий адвокат, входящий в десятку лучших, Глинка-сын – художник (см. его творения), ну и т.д. Поэтому Корнилия глубоко прониклась трагедией родственных ей по духу людей и выдала статью в память о докторлизе. Опус содержит такую концентрацию патоки и елея, что попади в него не то что муха, а даже крупный зверь, вроде её кота, он бы увяз насмерть.

Пока я её переводила, меня терзали смутные сомнения, что уважаемая монахиня подошла к работе спустя широкие монашеские рукава: забила в поисковике фамилию Лизы и напала на мой блог, потому что некоторые моменты как будто взяты из моей статьи 2011 года «Святая бомжекормилица». Только то, что у меня написано с сарказмом, у неё выдаётся за чистую монету.
Корнилия допускает ряд фактических неточностей, например, в названии 2-го меда. Откуда-то она берёт фамилию Сидорова, до этого нигде не упоминавшуюся, приписывает Глебычу финансирование киевского хосписа. Елизавету она якобы постоянно видела на службах в Сретенском монастыре (оставим без внимания вопрос, почему монахиня околачивается в мужском монастыре – у них там толпа женщин от мала до велика, на кухне, в мастерских, в магазине при храме), хотя я за 6 лет никогда её не встречала. Бывает, разминулись.

Изумляет пассаж Корнилии о рождении таких, как Глинка, раз в тысячу лет. Да что вы, матушка, хочется ей сказать. Такие, как она - явление рядовое и хорошо известное в психологической и юридической практике.


Кроме экипажа и группы журналистов, почти весь военный хор им. Александрова (бывший всемирно известный хор Красной Армии) погиб в катастрофе. Они собирались утешать российские войска в канун Нового года своими трогательными голосами, музыкой и танцами. Если вы посмотрите на фотографии этих людей, вы не сможете не заплакать – такие у них чудесные лица.
Но одного человека нам будет особенно не хватать – особенно тем людям, которым она помогала, когда не помогал никто другой. Её имя Елизавета Петровна Глинка, хотя она была известна просто как Доктор Лиза.
Как сказала одна из коллег Доктора Лизы: «Она была святой. Такие люди, как она, рождаются раз в тысячу лет».
Другие называли её «мать Тереза», хотя Лиза только смеялась над такими сравнениями. «Прежде всего”, - говорила она в интервью, - я не монахиня. Кроме того, я курю и ругаюсь матом». Но эти две слабости, простительные для женщины, которая несла на свих плечах тяжесть всего мира, пропустят мимо ушей даже жестоковыйные фарисеи, потому что добро, которое она приносила каждый божий день, превосходит все мыслимые пределы. Такие люди и правда рождаются раз в тысячу лет, хотя Лиза говорила, что она самый обычный человек как все.

Мы видели Лизу здесь, на богослужениях в Сретенском монастыре, множество раз. Она была религиозным человеком, не просто захожанкой по воскресеньям и праздникам. Её христианское миропонимание пронизывало её врачебную работу, и она конечно же восприняла зов Христа накормить голодных, посетить страждущих и помочь раненым на дороге очень серьёзно. Для Доктора Лизы просто не существовало человека, который бы не заслуживал медицинской помощи, сопровождавшейся добрым словом и настоящей, действенной любовь. И не важно, если они были других политических взглядов или своим образом жизни собственноручно рыли себе могилу, или если они просто были обречены умереть независимо ни от чего. Для Доктора Лизы они были самыми лучшими, и она заботилась о них с высочайшей самоотверженностью.

Елизавета Глинка, урождённая Сидорова, родилась в Москве в 1962 году. Она окончила российский национальный исследовательский медицинский институт в Москве по специальности педиатрическая анестезиология. В 1986 она и её муж эмигрировали в США, а позже она окончила Дартмунскую медицинскую школу, где изучала паллиативную помощь. Елизавета особенно интересовалась работой американских хосписов, и она применила свой опыт в России и на Украине. Она сыграла важную роль в открытии первого московского хосписа, а в 1999 году основала хоспис для безнадёжных больных в Киеве, финансируемый её мужем Глебом Глинкой, успешным адвокатом и предпринимателем.

Лиза начала появляться в российских СМИ в рассказах о её фонде «Справедливая помощь», целью которого было оказание помощи раковым больным и бездомным в Москве. На Павелецком вокзале по каким-то причинам собирается огромное количество бездомных, они обитают посреди холода, болезней, издевательств и забвения. Этот вокзал недалеко от её офиса, и она взвалила на себя этих людей как часть своей ответственности. Тоненькая женщина средних лет в чистом, белом наряде, безукоризненно причёсанная, со вкусом накрашенная, постоянно появлялась среди этих грубых людей, неся с собой докторский чемоданчик. Каждый или каждая подходили в её импровизированный врачебный кабинет, состоящий из переносного столика и скамейки со своей собственной жалобой. Лиза бинтовала раны, лечила обморожения, раздавала лекарства, и если было нужно, гладила по головке, как любящая мама…

На любящей маме, гладящей бомжа по головке, я сломалась. Нет моих больше сил это читать.
Если вы осилили до конца – спасибо.
Tags: антицерковные деятели, дело Глинки энд Ко
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

Recent Posts from This Journal