izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Category:

Расшатывание морали под лозунгами о борьбе с коррупцией, защите женщин, детей и сирот

Всё прогрессивное идёт с Запада, но наши власти, как назло, душат ростки гражданского общества и свобод. О том, как непросто продвигать идеи закона и порядка в России распинался в 2010 году Глебглебыч на конференции Американского проекта «Верховенство закона» (American bar association Rule of Law - ABA ROLI). (Что странно, у Глебыча нет американского акцента, а ещё он чуть-чуть заикается. Наверно, не подготовился к выступлению, так, на ходу что-то стал сочинять).

Жаловался, что трудно работать в России, поскольку там коррупция на всех уровнях, поэтому  Россия занимает 46 место в рейтинге самых коррумпированных стран. Сетовал на нехватку независимых общественных институтов, на хрупкость гражданского общества. С одной стороны, разъяснял Глебыч, Россия стремится быть цивилизованной страной. Есть любопытство, даже жажда до разных новшеств, и это хорошо, потому что у нас (у американцев?) есть что им предложить. Но с другой, у русских есть страх того, что им что-то хотят навязать и тем самым их унизить. И вот худшая форма этого страха – антиамериканизм.
И далее он предлагает развивать всякие формы работы: внедрение в образовательные учреждения, привлечение волонтеров для оказания юридической помощи, разработка системы сайтов, системы координации и т.п.
Дальше выступает его коллега Антон Алфёров и рассказывает о своих успехах внедрения в образовательные и муниципальные структуры Пскова.
Переводя с витиеватого английского на прямой русский, получается следующее: дайте денег, и побольше!

По трагической случайности именно адвокатская фирма «Глинка, Герасимов и партнеры» оказалась вовлечённой в коррупционно-уголовное дело. В 2016 году Санджар Бекмирзаев, юрист Международного адвокатского бюро «Глинка, Герасимов и партнеры» вступил в преступный сговор с генеральным директором ООО «Бизнес Перспектива» Еленой Кузнецовой и адвокатом Юрием Нехаевым из 81 филиала «Ассоциации адвокатов Московской областной коллегии». Согласно плану, злоумышленники хотели заполучить триста тысяч долларов для подкупа следствия. Уголовное дело в отношении еще одного сообщника, фамилия которого не называется, выделено в отдельное производство.

Но я уже писала, что Глебыч тут ни при чём. Он хороший, да.

Я когда-то сама имела опыт общения с НКО,    получавшими деньги и инструкции из-за границы.  В 2004 году главной темой конференций и волонтёрских диспутов была российская агрессия в Чечне, страдания невинного Ходорковского и немножко ещё захватывали права педерастов. Сейчас тема пропаганды педерастии под прикрытием медицинских и образовательных программ на первом месте, за ней идут права женщин и детей, инвалидов и бомжей. Как всегда, занимаются защитой прав люди крикливые, умеющие складно врать, писать длиннющие и слезливые тексты, но при этом редко  с нужным образованием. Святая дохтурдиза без медицинского диплома, адвокат Глинка без российского диплома.


НКО организованы по типу сект. Есть идеологи и есть исполнители. Идеологи поучают хорошие деньги, исполнители тянут на себе всю работу и играют роль массовки, иногда им перепадает что-то с барского плеча. Хотя с Глебыча много не возьмёшь. Он даже сестру Ирину держал на голодном пайке, вынуждая собирать яблоки-падалицы. Такой на тарелочке с голубой каёмкой ничего никому не принесёт, только за особые заслуги перед американской Родиной.
Одна из дурынд, попавшаяся в сектантско-правозащитные сети, это Наталья Туникова, жертва домашнего насилия, которой грозит тюремный срок по статье 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Все женщины, которых избивают их сожители или мужья, имеют определённый склад личности. Они росли в проблемных семьях, годами наблюдая, как их отец унижал мать, может и бил, а мать терпела из-за жадности или нежелания потерять социальный статус. В их сознании произошло закрепление ненормальной, патологической модели поведения, основанной на постоянных скандалах с рукоприкладством и без.
Женщины этого типа бессознательно притягивают к себе психопатов и домашних насильников, и отталкивают нормальных мужчин, интуитивно чувствующих, что с этими тётеньками что-то не в порядке и от них надо держаться подальше.
Туникова имеет высшее юридическое образование, и даже пыталась пройти в депутаты в московской области, а её сожитель закончил ПТУ, не читал книг и к тому же его бросила жена.
Насколько надо считать себя ничтожеством, чтоб позариться на неуча и не увидеть настораживающих симптомов. Наши женщины терпят до последнего и не бросают мужчин, а если бросают, значит, он психопат, импотент или извращенец, или же всё это вместе взятое.

Сначала Туникову использовал этот её Новосельский, а потом Глинка со товарищи. Один избивал, другие два года таскали её по судам, фоткались и пиарились за ёё счёт, а в результате сядет именно она.

(Обновление от 14 августа. С Туниковой сняли обвинение, переквалифицировав статью на превышение пределов необходимой обороны, по которой прошёл срок давности).

Есть и другие женщины, одну я даже знала. Приехала с украины, охмурила дурачка на 8 лет себя младше, женила на себе, прописалась в его квартире. Каким-то образом получила российское гражданство, при этом не утратив украинское и имея также молдавский паспорт. Но ей нужно было ещё перетащить в Москву сына от первого брака. И что же она сделала? Она спровоцировала избиение, в результате чего мужу дали 1 год условно, и он оказался у неё в руках. Чтобы сгладить свою вину, согласился на прописку старшего сына жены. Учитесь, как надо работать.

Об этих женщинах писал Джон Стейнбек, один из моих любимых писателей.

«… – У меня подруга есть – вот она умеет с ними управляться. Ей на все плевать, а с мужчинами она, пожалуй, даже вредная. И вот, Лорейн – так ее зовут – была… ну, можно сказать, помолвлена с одним – у него было хорошее место, словом, человек подходящий. Лорейн хотела шубу. У нее, конечно, был короткий жакет из волка и пара белых песцов – потому что Лорейн пользуется большим успехом. Она хорошенькая и маленькая, а когда она с женщинами – смешит беспрерывно. И вот Лорейн хотела норковую шубу, не короткую, а настоящую, полную, они стоят три четыре тысячи.
Норма свистнула сквозь зубы.
– Ничего себе! – сказала она.
– В один прекрасный день Лорейн говорит: «Кажется, теперь у меня будет шуба». Говорю: «Ты шутишь».
«Думаешь, шучу? Эдди подарит».
«Когда он тебе сказал?» – спрашиваю.
Лорейн только засмеялась. «Он мне не сказал. Он еще сам не знает».
«Так, – говорю. – Ты случайно не того?»
«Давай спорить?» – Лорейн хлебом не корми, дай поспорить.
А я спорить не люблю, я говорю: «Как же ты собираешься подъехать?»
«Если я скажу, не разболтаешь? Это просто. Я знаю Эдди. Сегодня вечером начну его подковыривать и буду подковыривать, покуда он не взбесится. Не отвяжусь, пока он меня не стукнет. Может, даже подставлюсь – когда Эдди под мухой, он плохо попадает. Вот, а потом дам ему повариться в собственном соку. Я знаю Эдди. Он будет жалеть и переживать. Ну что, поспорим? – говорит. Я даже срок поставлю. Спорим, что к завтрашнему вечеру у меня будет шуба».
Я вообще никогда не спорю – и говорю ей: «На двадцать пять центов – что не будет».
У Нормы был открыт рот от волнения, а у миссис Причард в щелках между сомкнутыми ресницами мерцал отраженный свет.
– Ну, а шубу-то? – не вытерпела Норма.
– В воскресенье утром я к ней пришла. У Лорейн – фонарь, красивый синий фонарь, залеплен пластырем, и нос разбит.
– Ну, а шубу она получила?
– Получила, будь спокойна, – Камилла хмурилась с озадаченным видом. – Получила, и шуба была прелесть. Потом она все с себя сняла, – мы были вдвоем. Она вывернула шубу и надела прямо на голое тело, мехом к телу. И стала кататься, кататься по полу, а сама смеется, хохочет, как ненормальная.
Норма медленно перевела дух.
– Ой, – сказала Норма, – почему это она?
– Не знаю. Она была, что ли… ну, что ли, не в себе как будто рехнулась.
[….] Норма рассудительно сказала:
– По-моему, это нехорошо. Если она в самом деле любила Эдди, и он хотел на ней жениться, по-моему, нехорошо так поступать.
– По-моему, тоже, – согласилась Камилла. – Мне это не очень нравилось в Лорейн, я ей так и сказала, а она говорит: «Ну, другие женщины просто подбираются дольше кружной дорогой, а я хотела быстро. В конце-то концов выходит одно на одно. А Эдди все равно кто-нибудь обработает».
Tags: дело Глинки энд Ко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments