izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

Глинка и швыряние мехами: «Наедине со всеми», окончание 25.05.17.

Если первая часть выступления была ещё так-сяк, то за вторую я ставлю двойку.
Кто писал слова этим актёрам?
Почему так безответственно подошли к делу? Берите пример с иеромонаха Першина, рассказавшего о невесомости дохтурлизы, как ей приходилось ездить в лифте с пудовой (16 кг) гирей. Вот как надо работать. Вот какой полёт фантазии. А тут что? Жалкие потуги и плагиат.

«Военные действия стихали, когда она вывозила людей», «она просто прошла через огонь и вывезла детей» - что, трудно было добавить про разверстые небеса, с которых раздался гневный голос, или, например, про заживление ран от чудесного прикосновения дохтурлизы?

К чему были лишние слова Соколовой: «Всё выглядит, как кино, я чувствую себя внутри Голливуда буквально»? Кто её за язык тянул? Люди могут и впрямь подумать, что здесь кино.

Потом ещё такая сцена, где начали хорошо, но как закончили, это же безобразие:

Соколова: «Базовое отличие Лизы – отдать всё, и обрадоваться этому»….У нас у всех очень развит хватательный рефлекс, но Лиза всё отдавала».
Г. Глинка: «Раздавала вплоть до своих личных вещей. С ней было очень трудно. Купишь ей меховое пальто, через неделю-две придет какой-то ее знакомый в нём. Ее бездомные были самые шикарные».
Меньшова: «А ваша одежда тоже уходила?»
ГГ: «Нет, она одежду не отдавала».

Глинка, старый ты маразматик, второй раз тебе говорю: учи роль и слова как следует! Меньшова подала тебе реплику, на которую ты неправильно ответил. Есть интервью дохтурлизы, где она заявляет, что отдавала новые костюмы мужа бомжам и даже хоронила в них кого-то. А тот приходил домой, открывал дверцы шкафа, и удивлялся, куда всё подевалось.
Почему не выучил роль? Откуда у тебя, адвоката с поддельным дипломом и без практики, деньги на шубы во множественном числе? Сколько таких меховых пальто, не из кролика или нутрии, само собой, ты мог бы ей теоретически купить? Из какой плохой книжки твоего детства застряли в твоей памяти фантазии о безумном швырянии денег на меха? Сестра Ирина Глинка вспоминала о патологической жадности братца, скупердяя и жмота. А тут меховые пальто, небережно подаренные бродягам с Курского вокзала.

Лепетание спасённых смотрится неплохо: слёзы капали, больной мальчик был уместен.



Партия Натальи Авиловой заслуживает порицания. Такое впечатление, что она несла отсебятину, решив пренебречь советами профессионалов. Сами посудите, можно ли заявлять следующее:

«Познакомились с ней в 2009 году, у меня была довольно хорошая карьера, я работала в Совете Федерации. На следующий день после знакомства Лиза позвонила мне в 5.30 утра, командным тоном сказала – Наташа, у меня бездомный лежит, его не берут в больницу, сделай что-нибудь…Я знаю отчасти, почему она была такой: мама Елизаветы Петровны, прогуливаясь как-то с маленькой Лизой, подала милостыню какому-то гражданину, грязному, нетрезвому, нецензурно выражающемуся. И маленькая Лиза спросила – мама, зачем ты ему помогаешь? А она ответила – я ему помогаю, потому что ему никто не поможет».

Во-первых, что за должность такая у Авиловой, чтоб помогать госпитализировать больных. Во-вторых, маленькой Лиза была году в 1970-1971. Авилова, завравшись, запамятовала, что она рассказывает о советской Москве, а не о ельцинской. Пьяные, грязные и матерящиеся люди не валялись на улицах в то время. И уж точно было кому о них позаботиться – их быстро забирали в вытрезвители. Давать деньги алкашу, чтоб он их тут же пропил, никому бы не пришло в голову, и тем более называть подачку милостыней.

«Всё большее количество людей сказали слово «святая». Вот так вот оно выкристализовалось, вот такие это люди… Церковь хочет её канонизировать»
Ври, да не завирайся.
Вот же пройдохи.
Tags: дело Глинки энд Ко
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments