izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

С голой сиськой и орущими детьми наперевес

Расшатывание церковных канонов, правил, да в конце концов норм приличия и поведения всегда происходит под благовидными предлогами.

Помню жаркие споры на православных форумах о допустимости фотографирования и видеосъёмок богослужений. Фотограф патриарха Алексия где-то в интервью писал, что выбирает такие моменты литургии, чтобы не мешать ни верующим, ни патриарху, и не фотографирует в ответственные моменты службы. В начале 2000-х годов прихожане ещё сомневались, зачем нужны эти бесконечные фотки патриарших служб и трансляции из храма Христа Спасителя. Какой от них прок? Какая польза? Зачем превращать литургию в спектакль? Но их робкие и недоумённые вопросы отметались нахрапистыми ответами профессиональных словоблудов – всеми этими аннами даниловыми, добросоцкими, судариковыми, лученками и другими берхиными с сенчуковыми.

Модернисты и криптокатолики в рясах и без умело навязывали чувство вины и передёргивали понятия. Съёмки нужны в миссионерских целях. Инвалид, прикованный к кровати, не имеет возможности прикоснуться к неземной радости богослужения, а благодаря трансляции он соприсутствует таинству Рождества Христова и проникается … чем-то там. Только жестокие, злобные люди могут быть против этого. Вы что, против помощи инвалидам с ДЦП?
(Сравните с культом святой дохтурлизы: скольким больным/бездомным/припадочным/донбасским детям/умирающим ВЫ помогли? Как вы смеете сомневаться в её доброте/святости/честности и т.д.?)

Ну, свершилось. Теперь и здоровые, и инвалиды могут наблюдать за любыми службами во всех храмах, потому что всё подряд снимается, фотографируется и выкладывается в интернет. Уже никто не задаёт вопрос об уместности операторов и службы ФСО в алтаре и в храмах, как будто так и надо, чтоб народ стоял за ограждением, а за ним приглядывали орлы с наушниками.

Потом были попытки внедрения языка глухонемых на службе, и тоже под предлогом помощи инвалидам. Службу хотели превратить в рукомашество и кривляние. Как будто глухие - они обязательно неграмотные и читать не умеют. Вроде пока отстали, но наверняка ещё вернутся к этой идее.
Концерты уже прочно обосновались в храмах, и тоже из благих побуждений – всё для детей, всё для стариков и инвалидов.

Монастыри превращены в филиалы департамента социального обслуживания, там ведётся напряжённая работа с детьми, молодёжью, сиротами и заключёнными. Помнит ли кто-нибудь, как вообще появились монастыри, какова была их цель? Кажется, нет. Монахи и монахини ведут страницы в соцсетях, мотаются по заграницам, выступают по телевизору, поют на Красной площади. Вроде пока не пляшут.

И тоже даниловы-судариковы втолковывали, что помощь сирым и убогим – это исконная функция монастырей, так всегда было. Правда, они умалчивали, что в средние века не было государственной системы здравоохранения и социальной помощи, поэтому монастыри вынужденно помогали нуждающимся, но никогда не ставили эту помощь своей целью, и тем более не лезли в воспитание детей.

Ну, что ещё осталось разрушить? Не так уж много. Надо изменить богослужебные тексты, внутренний порядок храмов и внешнее убранство. Языческие праздники уже широко отмечают в ограде Церкви, воскресные школы стали танцевальными и хоровыми студиями. Дети бегают, разговаривают и смеются на службе, и им никто не делает замечания, ибо бесполезно. Младенцы на руках матерей орут. Но этого всего мало.

В январе этого папа Франческо призвал женщин не стесняться и кормить грудью в храмах, ну и конечно, наш псевдоправославный криптокатолический «правмир» тоже проталкивает идею оголения сисек прилюдно – анажемать!
В 2013 году уже был пробный камешек:

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса в бывшем Скорбященском монастыре:
«В принципе, кормление в храме, если там нет специальной комнаты — не очень хорошо. Кого-то из молящихся это может смутить. Храм — все-таки место молитвы, а не кормления. Но если возникла такая острая потребность, а вспомогательного помещения нет, можно уединиться в уголок, чтобы никому не мешать и никого не смущать. И чтобы кормящую женщину тоже никто не смущал».
Протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник»:
"Мне кажется, кормить ребенка в кормительной одежде в храме можно, если это никого особенно не смутит".
Протоиерей Андрей Юревич:
«В ситуации, когда грудной ребенок хочет есть во время службы, лучше не пытаться незаметно прикладывать его к груди, тем более, что это очень неудобно и ребенку, и матери. Да и смысла нет — все равно уже не до молитвы. Лучше отойти, например, присесть на лавочку у стены. Это и для мамы будет удобнее, и для ребенка — мама на нем сосредоточится. И для всех окружающих, потому что окружающих тоже отвлечет от службы чмокающий малыш».

Всё по законам Овертона: для обсуждения вбрасывается странная, никогда не бывшая актуальной тема, народ разделяется на защитников - профессиональных манипуляторов с журналистским образованием, и противников – обычных прихожан, тем самым размываются понятия нормы и отклонения.

Мало орущего хора, мало орущих детей, давайте превратим храм в комнату матери и ребёнка. Или нет, лучше сделаем его торгово-развлекательным центром с услугами аниматоров и психологов.
Предсказываю, что следующим этапом размывания канонов, приличий и здравого смысла будет вопрос об установке скамеек (инвалидам/старикам/детям трудно стоять!) и возможности смены подгузников непосредственно у алтаря. Вот у католиков и протестантов всё по-человечески устроено, а у нас?

Падре Смирнов предсказуемо на стороне мамаш с голыми сиськами, а кто против - те неадекваты. Наверно, такие же дураки и тёмные, необразованные люди, как противники дружбы с Ватиканом.






Tags: антицерковные деятели, падре Д.Смирнов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments