izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Category:

Десницкий проводит очередной сеанс эксгибиционизма,

рассыпаясь в похвалах перед нынешними выпускниками, о которых он судит на примере сына. Подвергнем его писанину выборочной судебно-медицинской экспертизе.

Так сын прозанимался несколько лет карате, получил первый цветной пояс — желтый. Для меня это означало одно: теперь надо идти к намеченной цели, к высшему черному поясу. А он бросил карате и пошел на линди-хоп, танцы двадцатых годов. Ему не так важны были грамоты и пояса, как ощущения гибкости и свободы в собственном теле — то ощущение, которое из нас, кажется, специально вытравляли на пионерских линейках, на армейском плацу и в очередях в гастроном.
А потом мы и сами забыли, как это — жить легко и с радостью, танцевать, когда хочется, и не спрашивать разрешения у родительской программы.

Бедный Андрюха. Всю его 49-летнюю жизнь над ним измывались. Сначала мать рассказывала, что его отец дерьмо. Потом родители-актёры, не желавшие с ним заниматься, сдали в детский сад, где его сексуально унижали и мучали. Дальше гнусная советская школа с пионерскими линейками, которые убили его ощущение гибкости и свободы. А вот выдающийся педагог А.С. Макаренко ввёл строевую подготовку в своей колонии, и это много лет давало прекрасные результаты – подтянутости, бодрости, хорошей осанки. Может, у Десницкого остеопороз позвоночника, может, ему кальция не хватает от сидения перед компьютером?

Сын проглотил «Евгения Онегина» за день до выпускного по собственной инициативе, потому что когда его проходили в школе, в руках у него была другая книга. Он просто движется по своей образовательной траектории и плохо понимает, как можно иначе.
… сын осваивал несколько лет социальные сети, а потом… удалился отовсюду, потому что заметил: им откровенно манипулируют, он тратит время на то, что ему на самом деле не нужно.

Опять его понесло, всё напоказ, все семейные тайны и дефекты наружу. Ну хорошо, коль скоро он первый начал, то я не виновата. Так вот, двигаться по своей образовательной траектории и плохо понимать, как можно иначе – это эвфемизм, означающий неспособность к целенаправленной и самостоятельной учебной деятельности, слабость волевой сферы и нарушение концентрации внимания. Последствия компьютерной игромании налицо. Тут чего-то поделал, там почитал - всё, надоело, поскакал дальше. Не стоит быть таким самоуверенным насчет соцсетей – сын может писать под вымышленным ником.

Они закончили одну из хороших московских школ. Хорошая — не значит частная и дорогая, кстати. Что бы ни говорили про девяностые, в них было сделано как минимум одно великое дело: были созданы школы, где взрослым и детям всегда интересно друг с другом. Им сейчас трудно, этим школам, но они привыкли к хорошему, и поскольку дети никак не перестанут рождаться (а за ними и внуки), педагогам и бывшим выпускникам есть что беречь и за что бороться. Мы впервые за последнее столетие воспитали поколение внутренне свободных людей, которым друг с другом интересно.

Да-да, есть такие школы, которым трудно, в основном из-за того, что часть учителей сбежала в Израиль от уголовного преследования. В прекрасной школе № 57 двадцать лет развращали учеников под разговоры о внутренней свободе, раскрепощении и особой образовательной траектории. В лицее № 1553 как минимум внушают русофобию, ну а что касается побочных увлечений учителей, то я уверена, нам ещё предстоит узнать и ахнуть, как они помогают детям развить «ощущение гибкости и свободы в собственном теле». Куда тогда побегут корифеи педагогики, в Черногорию или в Израиль?
Tags: Ася Штейн и Десницкий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments