April 27th, 2011

Как работать без отмычек. Часть1

Сколько бы ни убеждали, ни объясняли людям, что нищие на улицах и в метро образуют профессиональную банду попрошаек, всё без толку: сердобольные граждане бросали и будут бросать копеечку и бумажку в их сумки и стаканчики.

Странное дело, ведь достаточно внимательно посмотреть кто, что и как просит, и станет понятным лживость попрошаек. Видно, что милиция тоже получает свою долю. Но на все объяснения люди отвечают, что Христос заповедал подавать милостыню, что не наше дело судить – мошенники они или нет. Одна женщина с горящими глазами мне сказала: «Если он меня обманывает, то пусть моя монета прожжёт ему карман!» Как будто кусок металла должен быть умнее её.

Какие психологические механизмы задействованы профессиональными нищими?

Во-первых, они играют на нашем желании казаться добрыми, милосердными, хорошими людьми. Пусть я последняя мерзавка и скандалистка, но об этом знают только мои родные, сама-то я уверена, что «несмь якоже прочие человецы». Ах, как приятно бросить 10 рублей в стаканчик, а в ответ услышать произнесённое с низким поклоном: «Дай вам Бог здоровья!» Ну, где такое ещё услышишь, кто еще так отблагодарит? Разве дети, эти бессовестные эгоисты, поблагодарят мать, которая вкладывает на них с утра до ночи? Или муж, которому только бы уткнуться в интернет и телевизор, замечает, что я ему готовлю и убираю? А тут такие поклоны, такие похвалы, и всего-то за 10-50 рублей.

Расчёт попрошаек действует безотказно.

Во-вторых, в нашем сознании запечатлён коллективный архетип нищего как страдальца и правдолюбца. Замотанное платком внахмурку так, что не определишь ни возраст, ни пол, существо, скрючившееся на картонной подстилке, казалось бы, должно вызвать недоумение, однако почему-то очень и очень многим людям оно кажется правдивым олицетворением нужды и бедности.


Но даже молодым попрошайкам тоже подают. Я несколько лет наблюдаю за молодым цыганским парнем, который таскает за собой разных маленьких девочек. Они стоят обычно у богатых монастырей и жалобным голосом клянчат на лечение. За 1 час стояния он собирает очень много.

 

Третья причина – это суеверная боязнь сглаза и порчи. Обманутые в своих ожиданиях «нищие» могут сглазить, и в это верят очень многие.

Те, кто даёт деньги попрошайкам, имеют специфические черты личности. Это люди суеверные, даже если они считают себя верующими, легко внушаемые и с не слишком высоким интеллектом. Объясняя, почему они дают деньги попрошайкам, они говорят с кроткой улыбкой и тихим вздохом: «Ну, а как не подать? Я просто не умею отказывать, когда у меня просят. Я очень переживаю, у меня в душе рождается такое тёплое чувство. Мне их так жаль, я такая впечатлительная…» Похвалили себя ещё раз. При этом они никогда не помогут тем, кто по-настоящему нуждается в помощи, кому нужна не подачка, а что-то другое, требующее затрат времени или бОльших денег, будут закатывать глаза, поджимать губы и лицемерно вздыхать, говоря что-нибудь типа «Бог терпел, и нам велел», «надо молиться», "ой, и не говори, а кому сейчас легко?", зато упиваются своей щедростью и добротой, покупая поклоны с пожеланиями здоровья.

Поэтому профессиональные нищие будут существовать вечно.

рысь

Как работать без отмычек. Часть 2

Есть люди, у которых притязание на признание затмевает все остальные потребности и способности. Например, способность анализировать и находить несоответствия действительности тому, как она изображается.

Таким человеком может быть женщина, долгое время просидевшая дома с детьми, не получающая от мужа подтверждения своей ценности как жены и матери, а напротив, регулярно выслушивающая намёки на свою бесполезность или даже прямые обвинения в дармоедстве.

Или же женщина, которую воспитывала властная, доминирующая мать, внушающая дочери, что она некрасивая, глупая, ее никто не полюбит и не захочет на ней жениться. Отец или отсутствовал вовсе, или существовал где-то на периферии семейной жизни, задавленный женой.

Также может быть, что это люди, не отягощённые семейной историей, но вынужденные высиживать в офисах с 9 до 18 и тратить жизнь на перекладывание бумажек из пустого в порожнее, впаривание ненужных услуг и товаров. Бросить такую работу нет сил, потому что она неплохо оплачивается, найти что-то более социально значимое не получается, поэтому они начинают искать способ оправдания своей бессмысленной жизни офисного планктона, или, по-новому, интернет-хомячков.

Большинству людей хочется примкнуть к какой-то группе. Хочется, чтобы за тебя решали, что и как делать, и при этом чтобы хвалили, одобряли и всячески поддерживали. Часть наиболее психически неуравновешенных попадает в секты. Какая-то часть начинает заниматься благотворительностью.

Неуравновешенность и некритичность благотворителей и волонтёров заметна уже по их поведению в интернете

Православный сайт разместил статью о преподавателе журфака МГУ, которая в свободное время собирает деньги на лечение детям. Она католичка, соответственно и весь рассказ о ней наполнен типичной католической сентиментальностью и восторгами. В ЖЖ этой женщины и на сайт  посыпались отклики её знакомых: «Люто, бешено плюсую!», «низкий Вам поклон!», «Вы даете мне смысл жизни», «я читала и вся обрыдалась, какая же Вы молодец, я Вас люблю!», «слёзы текут ручьём, Вы просто святая»,  " вы одна из немногих, кого можно назвать христианами", «мне стыдно, что я православная, и не такая, как Вы».

Хотя всего-то, что она делает, судя по статье – это собирает деньги и передаёт их на лечение. С той же скромностью она размещает в ЖЖ сообщения о других своих акциях по благотворительности, каждая из которых сопровождается десятками и сотнями комментов о святости, о рыданиях и низких поклонах. Статьи написаны профессионально,  с использованием манипулятивных техник для выкачивания денег и навязывания чувства вины тем, кто ещё денег не дал.

Читала я эти восторги и слёзные комменты, и не могла понять: в чём героизм, в чём святость, и где причины для низких поклонов и слёз?
Георгий Чистяков для этой католической дамы - "столп утверждения веры", также она обожает Антония Сурожского и мечтает, что Россию спасёт англиканский епископ. Дама горячо поддерживает идею внедрения детских хосписов, ссылаясь на положительный опыт Англии.
Еще одна её статья о том, как она устроила скандал в церковной лавке, разоравшись на продавщицу  (странноватое поведение вообще-то). Та озвучила ей своё неправильное понимание наказания Господня в отношении детей-инвалидов, и получила разнос. В противовес "неправильной" и жестокой православной продавщице дама приводит пример кроткой, мягкой католической монахини. Вот, в общем, и вся статья. И какие же чувства испытывает  редактор православного  сайта, разместившая эту статью? Она ... рыдает. Прямо в метро. Слушайте, а не посетить ли вам психоневролога?

В моей районной поликлинике работают лаборанты, принимающее ежедневно больше 100 человек с анализами, и так 5 дней в неделю. Зарплата копеечная, нагрузка чудовищная. Да и сама работёнка с человеческими выделениями не очень аппетитная. Если хоть один их них не выйдет на работу, десятки больных не смогут вовремя получить результаты. Нужно ли мне пойти к ним, поклониться в ноги и признаться в любви?

Да сколько других людей, от работы которых зависят наши жизни и здоровье.

Вот ещё благотворительный фонд. Его сотрудники и волонтёры настолько милосердны и бескорыстны, что, будь их воля, они бы подарили японцам Курилы. Нам-то они ни к чему, по их мнению, а зато японцы бы нам низко поклонились, тем более, что они это делают постоянно друг перед другом. И вообще, всё остальное прогрессивное мировое сообщество нас бы одобрило, а то так что, только критика в адрес России. Для красного словца не пожалею родного отца…
Фонд рекламируют известные актёры. Некоторых можно увидеть в рекламе еды и товаров, которым они, по законам психологии рекламы, приписывают сказочные свойства. А что, кто посмеет их критиковать, ведь деньги идут на помощь детям. Вылечим одного больного ребёнка, и не будем думать о том, что обманываем или убиваем низкопробной дрянью сотни тысяч.

Одна из активных интернет-волонтёрок, Ольга Павлова rozadamascena. Она разрывается между страстью к мотоциклам и пристрастием к онкологически больным детям. В ЖЖ выкладывает информацию о себе, своём богатом рокерско-мотоциклетном прошлом, как она пришла к вере, поселилась в монастыре. Затем ушла из монастыря. Названивает по телефону священнику, и так долго и так часто изливает ему свои проблемы, что, как справедливо подозревает, уже наверно до смерти надоела ему. О себе пишет как о женщине, которая так сильно всех любит, что хотела бы этой любовью обнять весь мир. Детей и мужа нет, зато есть многочисленные фотки больных детей из РДКБ. Туда она ходит за положительными эмоциями, у них там своя тусовка из мам, врачей и медсестёр, в то время как на основной работе она тупо высиживает положенное время. Но мамы не выбирали специально проживание в РДКБ, они вынуждены там находиться, а вот Ольга взяла на себя чужую роль. В ЖЖ история о ее опекунстве над смертельно больной девочкой, ежедневные отчёты о её болезни и затем смерти. Опять поток слёз, рыданий и сочувствия от знакомых. Затем – еще одно опекунство над следующим ребёнком, опять фотки, сопли, слюни и рыдания.

Девушка с явными психическими отклонениями. Любишь детей? Отлично, усынови, оформи опекунство над сиротой, воспитывай его и восполни отсутствие нормальных родителей. Так нет же, ей нужен именно смертельно больной ребёнок, чтобы он прожил недолго, а она бы получила дивиденды в виде сочувствия и соболезнований. Здесь нет любви к детям, здесь только реализация своих собственных бессознательных комплексов. Острые ощущения от гонок на мотоциклах она заменила тяжело  больными детьми.

Еще социальный работник при храме. В блоге рассказывает о бурной сексуальной жизни, многочисленных партнёрах, расставаниях-примирениях-переживаниях, походах по ресторанам, путешествиям. Затем она пришла в Церковь, и слава Богу! Но почему-то не удалила свидетельства предыдущей жизни, поэтому любой может прочитать, как она жила до того. И вот с таким багажом неутихомирившихся страстей, с непрофильным образованием и отсутствием какого-либо представления об организации социальной работы она берётся помогать нуждающимся при храме.

левилла партнеры по сексу
левилл о бывших мужчинах
левилла 15 пар босоножек
левилла бабулька на кровати
Все вышеописанные персонажи на вопросы о целесообразности сбора денег для государственных учреждений, проверяли ли они расходование этих средств, об истинности рассказов бомжей и прочее, реагируют не просто отрицательно. Голубей мира просто трясёт от ненависти и злобы к человеку, посмевшему усомниться в их миссии. Они категорически не принимают никакие скептические вопросы, не желают допустить в своё сознание и намёка на сомнение. Я задала простой вопрос, как БФ проверил недостаточность государственного финансирования детских домов, для которых они собирают деньги, подгузники и вещи. В ответ – шквал истерики:
«Пока вы тут болтаете, мы дело делаем»,
«а вы сами-то, сами, многим помогли?»,
«пока я с вами переписываюсь, время трачу, ребенок уже умрёт, не получив собранных на операцию денег»,
«а у вас есть доказательства, что детский дом ворует деньги?»,
«идите сами и поработайте санитаркой, вместо того, чтоб гадости людям писать!».

Полярность проявления эмоций, мгновенная готовность к резкому перепаду от рыданий о больном ребёнке до выкриков "а ты кто такая? Иди ты на....". И что, психически неустойчивые люди могут кому-то помочь? Им бы себе не навредить...

Поневоле начинаешь задумываться, что такое происходит внутри фондов и кому выгодно их существование.

Еще пример. Женщина 45 лет, преподаватель вуза, мужа и детей нет. Их ей заменяет мама, очень энергичная для своих 65 лет женщина. Маманька работает заместителем глав.врача больницы, и несмотря на занятость, звонит дочери каждый час, спрашивая: "Ты где???" Стоит не ответить на звонок, и мать начинает трезвонить ей на кафедру, звонить всем знакомым, родным, соседям. Ну как же, она ведь беспокоится, такое чуткое материнское сердце. В отпуск женщина ездит тоже только с мамой, и только в среднюю полосу России, потому что мама не может переносить жару и самолёты. Самостоятельно она не может поехать - мама боится оставаться без дочери. Дома мама периодически закатывает дочери истерики с рыданиями и проклятьями. С ними вместе живет еще сестра матери - больная с 20 лет шизофренией пожилая женщина. Полоумная троица, как будто откуда-то из фильмов Хичкока или из "Пианистки".
Так вот эти мама с дочкой организовали, помимо основной работы, некоммерческую организацию для помощи... душевнобольным инвалидам. И хотя к ним нерегулярно приходят поесть-попить на всё готовое от 5 до 15 болящих, они обе считают себя единственными спасительницами душевнобольных, а всех врачей-психиатров - извергами. Как многие психопаты, эти женщины обладают способностью затягивать в свою орбиту психически неустойчивых людей, у них есть напор и невероятная пробивная сила, не свойственная людям здоровым.

На фоне маловменяемых волонтёров выглядит почти нормальным один врач, который возит подарки в детдома. Он всего-навсего матерится в открытом интернет-пространстве, а в его сообщениях преобладают сексуальные мотивы и пошловатый юмор. Экая мелочь...

Про сектантов Е. Глинки и её показушную помощь я уже писала раньше. Попробуйте возразить им или усомниться в эффективности их деятельности. Ого, ну и получите же вы. Дмитрия Быкова обожатели Е. Глинки как только ни обозвали, в том числе жидовской мордой, что вдвойне смешно. Какие проницательные волонтёры у этой Глинки. "Слона-то я и не приметил"...
Самыми мягкими словами будут "собака лает, караван идёт" и "мне вас искренне жаль". Собаки - это те жестокие, чёрствые и злые люди, которые не несут им свои деньги и смеют, подлецы такие, их критиковать.

У более сообразительных волонтёров, позиционирующих себя как добрых, милосердных и любящих, есть даже свой социально приемлемый вариант для выражения злобы. «Мне вас искренне жаль» - пишут они, подразумевая «чтоб ты сдохла, сука!» Мне-то больше жаль тех, за счёт кого они самоутверждаются, и чьи фотки на больничных койках размещают на всеобщее обозрение.

Лейтмотив их активности: не думать! И действительно, начнёшь думать - вся твоя деятельность и благая творительность окажется дутой, никчёмной тратой денег и сил на тех, кто в них не нуждается. И чем тогда подкармливать своё тщеславие? Как обосновать свою пустую жизнь? За чей счёт и на чьём фоне самоутвердиться? Волонтёрство превратилось для них в наркотик.