May 24th, 2016

Прохиндеи на "Радонеже"

«Радонеж» продолжает транслировать дураков, дилетантов и демагогов. Некая психотерапевтша Е.П. Белякова пропитым или прокуренным голосом, со множеством слов паразитов («да?...да?... я, простите….там…») поведала слушателям, что, во-первых, вера в Бога не спасает от желания кого-то прирезать (она сама видела множество таких пациентов, которых «поймали до убийства»), во-вторых, количество психбольных, но не диагностированных, от 40 до 60%; и в-третьих, у здорового человека диапазон эмоций должен варьироваться от бешенства до восторга.

Разбирать бредовость этих тезисов – значит придавать им значимость.

Сетует на общее бескультурье и на то, что люди не читают. Все, буквально все психологи, кроме неё, советуют ерунду, а вот она, малограмотная дурында («психологи, как конкистАдоры, бросились завоевывать рынок»), знает, как правильно.

И этот «Голос Ватикана» «Радонеж» ещё смеет ныть и выклянчивать пожертвования. На что? На то, чтобы худиевы гнусавили про пользу католического влияния, чтобы некие филологи обучали нас, что английский глагол to have происходит от русского «хапать»? Чтобы хамло Смирнов продолжал врать и сбивать с толку ватиканскими песнями? Чтобы старуха-англичанка с BBC заявляла об аннексии Крыма и врала о нищете СССР и благоденствии Великобритании в 50-60 годы?

Продолжение истории с кладбищенскими вымогателями

Уголовное дело по факту перестрелки на Хованском повлияло на гробовщиков самым благотворным образом. На сайте ГБУ «Ритуал» вдруг появилось такое разнообразие информации, что аж в глазах рябит. Появились фотографии агентов, среди которых я нашла прохиндейку, присвоившую мою сдачу и пытавшуюся раскрутить меня на грузчиков за 12 000 и гроб с «кистями и глазетом».
рыбина марина ивановна
Вывесили наконец-то информацию, что сколько стоит, хотя она далеко не полная и вызывает недоумение. Получается, что захоронение урны с прахом в нише стоит десятки тысяч рублей, в зависимости от кладбища. Самые дешевые – Николо-Архангельское кладбище (180 р.), затем с большим отрывом идут Введенское и Рогожское - по 1 200 р., а самые дорогие – Ясеневское (до 90 000), Даниловское и Донское (от 70 000 до 95 000). Тут возникает много вопросов, потому что не понятно, что именно входит в стоимость. Ведь гробовщики имеют обыкновение создавать услуги из воздуха.

Но есть ли реальная возможность захоронить урну? Это я пыталась сегодня выяснить, и получила ответ сначала от кого-то с Донского кладбища, что «все ниши заняты, но мы можем что-то придумать». Жаль, не спросила фамилию и должность этой милой женщины, непрозрачно намекнувшей на взятку.

Затем состоялся диалог с Аркадием Аркадиевичем Медюкаевым, назвавшимся заведующим Хованским кладбищем.

- Все ниши на всех московских кладбищах заняты еще с 2015 года.

- Как же тогда захоранивать?

- Вот это сложный вопрос. Попробуйте поискать в интернете, поузнавать…

Искать в интернете мне что-то не захотелось, поэтому я написала письмо директору ГБУ «Ритуал» с просьбой официального ответа о наличии мест.

Проблема в том, что крематорий бесплатно держит у себя прах в течение 40 дней, затем включается счетчик: 1 день = 10 рублей. Выдают же прах только при предъявлении договора о захоронении. А как можно захоронить, если «все места кончились в 2015»? Хотя даже при поверхностном осмотре стены видны незанятые ниши.

Аркадия Аркадиевича я увидела лично, когда приехала забирать прах отца. Никакого договора у меня нет, но я не считаю, что должна помогать крематорию зарабатывать на мне, или носиться, высунув язык, по кладбищам, в поисках места, отпрашиваясь с работы.

У Хованского крематория было тихо, как на кладбище. Никто не стрелял из пистолетов, никто не подскакивал с предложениями платных услуг. Не было ни одной живой души, кроме работников на выдаче и на оформлении. Гражданин Медюкаев, которого я попросила позвать, уверял меня, что я его не так поняла. Он вовсе не говорил, что мест нет. Нет-нет-нет, он имел в виду что у них, на Хованском, КАЖЕТСЯ, мест нет. Но он может ошибаться, ведь он заведующий крематорием, а не кладбищем. Зачем же он представился зав. кладбищем и почему его телефон мне дали, когда я сообщила, по какому вопросу звоню? Он стал путанно объяснять, что я не так его поняла. Думаю, он уже сожалел, что так необдуманно ляпнул по телефону. Но это у таких, как он, на уровне рефлексов. Как птица не может не петь, так эти люди не могут не врать и не вымогать.

Прах мне выдали без договора, но опять не обошлось без хамства. Тетка, которую Медюкаев называл Галей, заявила, что прах может высыпаться – ведь я не оплатила герметизацию. Вот если бы я купила урну («с золотой гравЕровкой»), то она бы залепила край клеем-герметиком. Но Медюкаев цыкнул на нее и стал уверять, что крышка плотно прилегает, ни за что не откроется и герметик вовсе не нужен.