September 2nd, 2017

рысь

Жертва режима, которую защищают маккавеи: дело М. Хохлова

Максиму Хохлову, о котором я писала, 5 сентября вынесут приговор. Думаю, посадят. Личность Хохлова ясна, как три копейки: недоразвитый, хитровато-придурковатый и лживый.
Такая же у него жена, "заочница" из Адыгеи Анна Глушкова, которую никто не остановил от совершения безумного поступка - бракосочетания с заведомо непригодным для совместной жизни человеком, отсидевшим с 16 до 26 лет в колонии за совершение тяжкого преступления. Наоборот, священник поспособствовал их свадьбе. Надо бы посадить ему на шею эту Анну, раз он их обвенчал в тюремном храме и продолжает врать о невинно-посаженном страдальце.
А вместе с Хохловым пусть с ней нянчатся поклонники дохтурлизы - журналистка Ю. Маковейчук и журналист А. Егорцев.



рысь

1 сентября здорового человека по версии лицея № 1553

В этом престижном лицее трудится, падая от усталости и изнеможения, Ася Штейн. Подвизается там также её муж Десницкий и одна из дочерей. Отдают себя, свои знания и богатейший опыт, не жалея сил.
Лицей проникнут духом свободы, творчества и инакомыслия, и рассчитан на специфический контингент родителей и детей. Об этом контингенте как раз год назад усиленно писали в связи с выплыванием наружу секретов многолетних педофильских и педерастических игрищ в ГБОУ бордель им. Б. Меерсона. По чистой случайности, педколектив и родители той, меерсоновской школы, тесно связаны с лицеем им. Вернадского как родственными, так и иными связями.

Пока ученики заурядных школ в нарядной одежде или форме строились в торжественные линейки и дарили цветы учителям под музыку тоталитарного СССР или другой идеологически пропитанный звукоряд, свободные дети свободных родителей нарядились кто во что горазд, мазали краской вагонку и хаотично бродили по двору под кантри-музыку американских фермеров. Но они это делали не просто так, а со смыслом: темой 1 сентября был "Том Сойер". Почему Том Сойер, каким боком он оказался пристёгнутым ко двору московского госдарственного образовательного учреждения? Об этом надо спросить организаторов, уверена, они смогут развёрнуто обосновать свой странный выбор, как они всегда умеют шустро трындеть на любую тему, облекая любой абсурд и нелепицу в видимость смысла.
Ася Штейн изображала самого Тома Сойера, поэтому была одета в комбинезон и кепку. Ну, её красоту ничто не испортит.
Само собой, цветов практически никто не принёс - мы теперь знаем (спасибо Асе и правмиру с федермессерами), что дарить учителям цветы - это гнусное наследие совка, пустая трата денег, в то время как каждую минуту гибнут дети, и каждый порядочный человек должен отнести все свои лишние деньги в благотворительные фонды федермессеров и чулпанов хаматовых. А уж они ими правильно распорядятся, да.

Затем ученики, раскачиваясь, пропели гимн своего лицея и зашли внутрь. К удовольствию присутствующих, другой гимн не звучал.

Вот как начался учебный год у здоровых людей. Одна из счастливых мамаш, выпускница лицея и сторонница педерастии, опубликовала фотографии в фб.
рысь

О текущей политике. Еврейская школа и БФ

Пока наших дипломатов вышвыривают из консульства, торгпредства и прочих объектов российской недвижимости в США, большие специалисты по внешней политике в телевизоре вертятся ужом и шлёпают губами, стараясь объяснить ситуацию, не имеющую прецедента.
Ранее Артём Войтенков на познавательном тв уверял, что Путин с Трампом договорились и действуют совместно, это такой хитрый план Путина по очищению дипломатических кадров и налаживанию каналов прямой связи между двумя президентами.
Да-да-да, хитрый план становится всё хитрее и хитрее, а тем временем росийские послы мрут, как мухи, а наши посольства подвергаются обыскам и вторжениям. Что бы сделал товарищ Сталин, если б американцы захотели обыскать советское посольство или выслали дипломатов?
Иларион (Алфеев) тоже сегодня вещал о политике. Он не только видный бог-ослов, но ещё и разбирается в текущих событиях. По версии Алфеева, Трамп хочет дружить с Россией, но старый эс-тэб-лиш-мент ему мешает. Так что не надо волноваться и поддаваться на провокации.

А тем временем благотворители провернули-таки операцию по отмыву денег в отдельных школах. Это фотография из Московской еврейской школы ГБОУ «Школа лидерства Лаудер Эц Хаим (средняя зарплата учителей 70 000). В управляющем совете школы Александр Адольфович Малис - гендиректор "Евросети", К.В. Канунников - финансовый дом "Солид" и Грег Абовски - финдиректор "Яндекс". На флажке надпись "Я помогаю детям. Фонд "Предание". Мужчина у дерева напоминает какого-то актёра.


Обновление. Православные тоже не отстают. Кто же придумал этот механизм отмывания денег, что его так дружно подхватили и евреи, и православные? Гимназия для элитных деток, благочестивые родители которых могут платить больше 700 000 рублей в год за обучение, и еще единовременный взнос на какую-то баснословную сумму.
рысь

Убей-убей-убей-в морду-казнить-убей... Дегенерата Ткачёва пора к ответу


 8:00-19:30 Расшифровка 11 минут чистого бреда, пропаганды насилия и самосуда. Я уверена, что Ткачёв - психопат, терроризирующий свою семью.

Мир полных нулей – это заласканные люди. А кого били в хвост и в гриву, и туда и сюда, дёргали его за чуб, учись давай, бум-бум, тра-та-та, который был в синяках – он сегодня человек. Он там, сегодня, скажем, оператор, там, на станции ядерной, или он, там, пилот дальней авиации, там, или он какой-нибудь бизнесмен. А остальные чмошники все поскололись, поспивались, посдыхали, уже лежат все в земле. Всех, кого заласкали, все сдохли уже или сдыхают, на подходе. Не ласкайте, это не любовь. Это разврат. Вы, ну скажем, я щас сажусь на ваше место, я, мы, вы – развратники, развратили целое поколение людей. Развратили. И они не способны быть ни военными, ни лётчиками, ни подводниками, ни физиками, ни химиками, ни геологами, ни врачами, ни нейрохирургами – никем, только они кем они хотят быть? Проститутками и менеджерами. И всё. Это кто сделал? Мы. А в морду? А по заднице? А ремнём? А за шиворот? А за чуб? И это была бы любовь. Сегодня мы живём здесь, сегодня здесь тепло, потому что кто-то это тепло нам доставит. Свет горит, потому что на какой-то станции, электростанции работают генераторы и доставляют эту….значит, кто-то учил физику, кто-то учил технику, электротехнику, и дал нам это тепло и мы здесь собрались и сидим. А через 25 лет, когда все уроды захотят быть менеджерами и никто не захочет приклеивать, там, значит, клемму к клемме, жёлтое к зелёному, что будет? Катастрофа! Мы с вами не сможем даже подогреть бутерброд в микроволновке, потому что она сломается, потому что некому будет её починить. Из-за этих уродов, зацелованных, заласканных вами – вот вам и любовь. Бейте в морду - это будет любовь. В задницу бейте – это будет любовь. Если вы не били детей своих – вы их не любите. Я вам честно говорю. Конечно, я чуть-чуть эпатажничаю, я чуть-чуть пережимаю, так скаать, ну, эту дугу в сторону как бы кризиса, но тем не менее всё-таки здесь есть правильная тема. Если вы не били в задницу детей своих, вы их не любите. Вы себя любите в них. Себя в них. Одно дело – любить их отдельно от себя. Бей ему в ухо, если он лентяй, наглец или он вор, украл у тебя из кармана деньги. Поймай его за руку - и отбей ему эти руки. Если ты не бил ребёнка – ты не любишь его. Это к закону, там эти все законы, законы, сейчас начинаются эти ах-ах-ах-ах, синяк на жопе, значит, там, всех в тюрьму. Слушайте, люди не битые – они ничего не стоят. Ничего не стоят. Они дохлой мухи не стоят, крыла дохлой мухи небитые не стоят. Не побьёшь его ты – побьют его без тебя. На улице, в армии, где угодно, изобьют до смерти, между прочим. Ты побьёшь его, и он выживет. А другие побьют его – и он умрёт. Это, может быть, такое политическое заявление, но оно, нужно понимать, что семья – это особая среда. Нельзя законы общества вносить в семью. Например, я в семье могу ходить в трусах? Могу. А по улице? Не могу. Значит, семья и общество – это разные, разные, так скаать, сферы обитания. Я не могу ходить в трусах по улице, меня свяжут и увезут, и правильно сделают. А дома? Могу. Я отец, я хожу в трусах. В трусах и в тапочках. Могу? Могу. А кто скажет нет? Я хозяин в этом доме. Точно так же и в отношениях с людьми. Я могу крикнуть на ребёнка, чтоб он уписился, так крикну, что он уписился. Могу? Могу! А кто сказал, что нет? На чужого я не кричу. На улице я на чужих не кричу. На своего – кричу. «Ты почему сделал это?» Ай, папа-папа, прости меня. А по жопе дать ему можно? Можно, а почему нельзя. А почему нельзя? Чужих я не бью, а своего наказываю. Семья - это одно, а улица – это другое, и любовь – она жестокая вообще. Настоящая любовь – она жестокая. Любовь – это не безразличие. Любовь – она очень активная. Если я люблю девушку, например, а какой-то козёл её поцеловал, например, да, то я, например, этому козлу башку сбил с плеч, например, потому что я люблю эту девушку, извините. Говорят – ну ладно, пусть целует, я толерантный человек, пусть все целуют мою девушку. Это возможно? Нет! Это уродство! Это извращение! Нельзя, чтобы все целовали твою девушку, а ты был толерантен к ним. Ну как так бывает? Так не бывает. Я тебя люблю? Да? Да! Ты любишь меня? Да? Да! Он тебя обнял – я его убил. Это любовь, извиняюсь. Там, конечно, дальше будет тюрьма, суд, следствие, всякое такое, но это любовь! А если – да ладно, целуй, мне по фигу, обнимай там, целуй, и ты тоже обнимай, да, и ты, чего там ходишь, тоже обнимай, я толерантный человек. Это любовь? Нет! Это уродство. Значит, любовь – жестокое занятие. Она предполагает месть, наказание, удары, слёзы, там, казни, что хочешь. Но это жизнь, извините. Это и есть жизнь. Поэтому нам навязывается сегодня какая-то такая кастратическая модель жизни, в которой мы должны быть безразличны ко всякому нравственному явлению. Ну, изнасиловали там кого-то, ну ладно, мы толерантны, ну пусть будет так. Ну там увёл там какой-то мужик жену у человека – ну ладно, ну пускай. Эта толерантность она смерти подобна. Поэтому давайте так, давайте всё-таки определимся, что любить – это быть жёстким. Любовь рождает гнев. Ненависть, месть, наказание – это обратная сторона любви. Я тебя люблю, и я убью всех, кто тебя тронет. Это любовь. Я тебя люблю, и пусть тебя пользуют все, кто хочет. Это я не знаю, что это такое. Это не любовь. Это обман. Любовь требует жёсткости. Требует смелости, требует войны. Любовь – это война. То есть ты моя и больше ничья. А все, кто пришёл к тебе и до тебя дотронутся – я их расстреляю. Это любовь. А как иначе? А что, я не прав, что ли? Ну так оно и есть, ну такая жизнь. А зачем нам навязывают другие стандарты? Я должен убить любого человека, который посягает на честь моей жены, потому что он не её изнасиловал – он меня изнасиловал. Если он посягает на неё, а я ему разрешу- это ведь не она пострадает. Это я пострадаю. Это я буду изнасилованным, это я проститутка, я себя защищаю в этом смысле. Я тебе голову отрежу, я тебе руки поломаю, я тебя на части покрошу, я не позволю тебе! Иначе я просто выброшусь с окна, потому что я не смогу жить. Если это свершится, а я ничего не сделал, а куда деваться, уже факт произошёл. Я не смогу жить с этим. С этим жить нельзя! Нужно казнить насильников, казнить педофилов, казнить развратников, казнить всех тех, кто дёргается на то, что дёргаться нельзя. Любой мужик должен отрывать башку любому человеку, который захотел изнасиловать его жену. Просто отрывать ему башку - и выбрасывать в мусор. И это будет правильно! Если ваша дочка пошла в садик, а по дороге какой-то педофил на неё возжелал, он там затёк слюной и вы его убили – вы святой человек. Вы не грешник, вы не преступник. Конечно, вас там власть засудит будет там разные там … но в принципе нужно его казнить, казнить на месте! Без вопросов! Я за это стою. Я думаю, за это стоит вся наша здоровая общественность, кроме педерастов, ЛГБТ-сообщества, там, и каких-то персонажей, о которых можно лишний раз не говорить. А как иначе? Только так и выживают люди. То есть ты посягнул на святое – будь готов умереть за то, что ты посягнул. Разве нет? Да! Вот это и есть любовь! У отца должен быть дома большой нож. И молоток. И винтовка. И я как отец должен встать в дверях своего дома в крайнем случае, и убить любого, кто хочет ворваться  в мой дом, чтобы украсть из него то, что он хочет, или, там, поругаться над моей женой или детьми. Я должен учить его! Убить его! Это любовь! И это именно и есть любовь! А что, любовь – заходи, пожалуйста, делай, что хочешь? Нет. Русские никогда такими не были. Русские суровые, крутые, серьёзные люди. Они могут сбить башку с плеч одним ударом кулака. Разве нет? Да.