izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

Американская психиатрия и её достижения

Брюс Вайсман. Психиатрия – предательство, не знающее границ. Пер. с англ., М., 2002.

Попалась мне занятная книжечка, разоблачающая происки американских психиатров. У автора есть один существенный недостаток: судя по тому, что написано на последних страницах, он принадлежит к секте сайентологов, а они, в числе прочего, известны отрицанием психиатрии как области медицины. Последователи Хаббарда считают психиатров бандитами с большой дороги, издевающимися в корыстных целях над людьми, имеющими особенности поведения и мировосприятия. Очевидно, за лечением надо идти к сайентологам, уж они-то помогут, да...
Есть у Вайсмана ряд ложных идей, например, что Бехтерев и Павлов создали основу для материалистической идеи в психиатрии, согласно которой люди представляют собой механизмы, работающие по принципу «стимул –реакция». Он пишет, что эксперименты наших знаменитых учёных лежат в основе бесчеловечного промывания мозгов и манипуляции сознанием, практиковавшихся в СССР и Китае в середине XX века. Радована Караджича, психиатра по профессии, он обвиняет в этнических чистках и проводит параллель с уничтожением евреев.
Кроме того, Вайсман путает (возможно, намеренно) симптомы болезни и черты характера, и подменяя одно другим делает ложный вывод, что шизофрения – это ярлык, и её симптомы пройдут сами собой, если не травить пациента лекарствами.
Тем не менее, я считаю, книжка заслуживает внимания, так как Вайсман собрал большой фактический материал злоупотреблений и преступлений американских психиатров.
Вайсман пишет, что существует кампания по свержению традиционного уклада жизни и навязыванию новых критериев нормы и патологии. Телевидение (книга написана до эпохи массового использования интернета) несёт мутный поток негативной информации, делая людей невосприимчивыми ко злу. Тема секса обсуждается беспрестанно: секс на стороне, гомосекс, онанизм и т.п. Любая книга или фильм содержат ОСС – обязательную сексуальную сцену. Пропагандируется вполне определённая идея: отбросим пуританство, никакое сексуальное поведение не считается ненормальным, если происходит по обоюдному согласию.
«Переоценка фундаментальных моральных ценностей с точки зрения психиатрической науки, т.е. уничтожение понятий добра и зла… может в значительной степени объяснить эрозию личных моральных ценностей…»
Основная мысль книги: психиатры влезли во все области человеческой жизни, навязав обществу диагнозы, подгоняя под симптомы болезней то, что ими не является и никогда не являлось, разрушив традиционные представления о правильном и неправильном.

Психиатрия и юриспруденция.
Вайсман приводит примеры вмешательства психиатров в судопроизводство. Выступления психиатров в американских судах всегда используются для оправдания подсудимых, так как врачи внедрили идею, что иногда преступное поведение нуждается в прощении. Вместо рассмотрения дела по существу суды начинают вникать в обстоятельства, приведшие к преступлению, и часто находят оправдательные причины в тяжёлом детстве или перенесённых травмах.
В 1994 году 21-летний Лайл и 18-летний Эрик застрелили своих родителей из дробовиков выстрелами в упор, чтобы завладеть их деньгами. В качестве оправдания братья заявили, что в детстве подвергались сексуальному насилию, и хотя их слова ничем не подкреплялись, а вина за умышленное жестокое убийство была налицо, суд тянулся 5 месяцев только из-за выступления психиатров, создавших юридический хаос.
«Мы уже привыкли к тому, что беспощадного убийцу могут признать невиновным в силу его невменяемости, или же по другой, не менее «уважительной» причине. Суд может счесть, что у него просто «низкий уровень развития». Возможно, посчитает, что имеет место «синдром избитой жены» или «непреодолимое влечение».
«За 150 лет мы скатились от оправдания настоящих сумасшедших к оправданию временно сумасшедших, затем к оправданию неудержимого влечения, далее к оправданию из-за пониженной дееспособности, и, наконец, из-за чрезвычайно сильного эмоционального расстройства».
Идея снижения личной ответственности за преступления широко проникла в сознание американцев, и обвиняет Вайсман в этом психиатров. Между тем статистика совершённых преступлений растёт.
До XIX века вопрос о разумности обвиняемого решался работниками органов правосудия, а не экспертами в области душевного здоровья. К началу века XX концепция «временного помешательства» глубоко пустила корни в западном обществе, а психиатр становится всё более полноправным участником судебного процесса.
В 1994 году США пришли к сомнительному достижению: число осуждённых в тюрьмах достигло 1 000 000 человек. На каждые 100 000 населения приходится 455 заключённых, это в 4 раза выше уровня Канады и Китая и в 10 раз – Ирландии и Японии. Вайсман полагает, что наибольшее влияние на преступность оказывает повальное использование психотропных лекарств и наркотиков самыми разными слоями населения.
«Когда психиатрия проникла в пенитенциарную систему, она пообещала, что положит конец преступности. Правительство выделило многие миллионы долларов, чтобы помочь психиатрам выполнить обещанное. Однако эффект оказался прямо противоположным. Уровень рецидивов достиг 80%. Идеи перевоспитания теперь даже не обсуждаются. Вместо этого мы строим всё больше тюрем. В 1951 году в Нью-Йорке было совершено 244 убийства. Сейчас каждый год происходит почти 2 000».

Внедрение психиатрических идей в образование.
Миллиардер Джон Д. Рокфеллер в 1894 году финансировал открытие и работу Колледжа преподавателей при Колумбийском университете. Главой колледжа стал Джеймс Эрл Рассел, вместе с Джоном Дьюи и Торндайком они разработали концепцию образования, долженствующую совершить переворот в американском образовании. Суть их концепции – школа не должна готовить философов, учителей, учёных. Не надо искать в детях зародыши талантов артистов, художников, музыкантов. Их надо научить приспособиться к той жизни, которую ведут их родители, и радоваться ей, не желая большего.
Три корифея, а затем и их последователи, придумали теорию душевной гигиены. Они считали, что душевная болезнь – это результат неправильного развития личности. Если проникнуть во внутреннюю жизнь человека и управлять процессами воспитания, то душевные болезни можно уничтожить на корню. Поэтому надо прежде всего устранить опасные, травмирующие психику факторы. Какие?
Во-первых, это школьная успеваемость. Дети настолько хрупки и ранимы, что мы не должны требовать от них академических успехов из-за боязни подвергнуть их стрессу и разрушить их самоуважение. Неуспеваемость – это главное зло, ведущее к проблемам в поведении (прогулам и подростковой преступности) и уходу в себя.
Во-вторых, надо убрать источник стрессов. В классе необходимо установить неавторитарные отношения между учителем и учениками. Дисциплина вызывает стресс, поэтому дисциплина – это плохо. Плохое поведение надо не исправлять, а понимать. Исключить упор на теоретические и неприкладные предметы.
«За последние сто лет со стороны психологов и психиатров предпринимались активные усилия, направленные на ослабление или полное исключение из школ акцента на академических предметах».
В начале ХХ века психолог Джеймс Каттелл, ученик Вундта, решил, что фонетический метод обучения чтению (когда сначала дети учат звуки, а потом складывают их в слов) должен быть заменён другим – методом целого слова. Последствия внедрения этого метода привели к тому, что выросли поколения неграмотных американцев, умеющих читать, но не способных понять, о чём текст.
«Психиатры объясняли учителям, что надо предохранить детей от чувства неполноценности, от формирования комплекса неудачника, позволяя им оканчивать школу неграмотными. В конце концов их усилия привели к появлению обширной прослойки общества, которая, по сути, обречена на неудачу на всю оставшуюся жизнь».
Зато школы уделяют повышенное внимание вопросам сексуального образования.

Психическое здоровье самих психиатров.
Американская психиатрическая ассоциация в 1987 году назвала психиатров наиболее подверженной суициду группой населения: больше половины самоубийц принимали психоактивные препараты, 42% перед самоубийством ходили к консультантам и психологам.
17% членов Общества анонимных алкоголиков – психиатры, и это при том, что они составляют всего 8% от всех медицинских работников.
Почти половина психиатров принимает лекарства, которые они выписывают своим пациентам.
Опрос, проведённый в Лос-Анжелесе в 1986 году, показал, что 10% психиатров-мужчин вступали в сексуальные контакты со своими клиентками. 65% психиатров признались, что лечили пациентов, у которых были сексуальные контакты с их предыдущими врачами. Данные за 1990 год говорят, что на самом деле число психиатров, занимавшихся сексом с пациентами, достигает 25%. Ещё один опрос показывает, что этот процент вообще 80.
У Вайсмана приведены многочисленные примеры осуждения психиатров за изнасилования клиентов, растления и изнасилования детей, как своих родных, так и приемных, и т.п.

«Богатые залежи душевных болезней»
В 40-е годы XIX века в США существовала простейшая классификация душевных проблем: «идиотизм или безумие».
К 1880 году появились уже 7 категорий: мания, меланхолия, мономания (помешанность на чём-то одном), парез (сифилис мозга), слабоумие, алкоголизм и эпилепсия.
Психиатры считали, что пациент обязан быть больным, если он ведёт себя ненормально.
1933 год: появление стандартное руководство по классификации душевных болезней.
ХХ век. После 2-й Мировой войны список значительно пополнился. В 1952 году в «Диагностическом и статистическом руководстве по душевным расстройствам» (DSM - Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) содержались определения 112 болезней, включая наркоманию, гомосексуализм, педофилию, фетишизм, садизм, сексуальное насилие и склонность к нанесению увечий.
1968 год: DSM-II. Число расстройств выросло до 163, появились 6 новых шизофренических расстройств, 13 новых алкогольных расстройств, 5 новых неврозов, 3 новых расстройства личности, 6 новых типов наркотической зависимости, 8 новых видов сексуальных отклонений + новая категория для детей и подростков из 7 расстройств.
Вайсман связывает появление раздела о детских болезнях с получением психиатрами государственного финансирования на лечение детей-«инвалидов» (детей с теми или иными трудностями в обучении).
Здесь же появился диагноз «гиперкинетичность», повлекший массовое пичканье детей риталином (психостимулятор, запрещён как наркотик в России).
1974 год: изъятие гомосексуализма из психических болезней. Решение не было результатом какого-либо научного открытия, пишет Вайсман (смельчак, однако!), а было вызвано активным лоббированием со стороны гомосексуалистов. Американская психиатрическая ассоциация провела голосование по вопросу признания гомосексуализма вариантом нормы: 5 854 человека были «за», 3 810 – «против». Таким образом, на этом основании гомосексуализм из ненормального поведения превратился в научно определённую форму сексуального предпочтения.
1980 год: DSM-III. Очередное пополнение списка душевных болезней и вот их уже 224.
1987 год: DSM-III-R. Число болезней психики увеличилось до 253, включая «предменструальный синдром», «расстройство способности письменного выражения мысли», «расстройство способности к выразительной речи».
1994 год: DSM-IV. 374 расстройства. Термин «академические расстройства», подразумевающие ослабленные способности к чтению и арифметике, заменили на «ученические расстройства».
От меня: в 2000 году и 2013 вышли новые редакции классификатора с новыми диагнозами.
«Психиатр Ал Паридиз отметил, что такой диагноз, принятый по соглашению или по настоянию, демонстрирует, что DSM – это вообще не научное руководство, а «шедевр политического маневрирования». Он констатирует, что руководство превращает нормальные жизненные проблемы в психиатрические: «Ребёнок не хочет ходить в школу и перечит учителю. Они изобретают психиатрические диагнозы и делают из этого медицинскую проблему… Они «омедицинили» многие проблемы, у которых нет явных биологических причин».
«Вместо культуры, основанной на высокой личной ответственности и требующей от человека самосовершенствования, психиатрия создала нам общество жертв, «больных» людей, избегающих во что бы то ни стало стресса и имеющих готовое оправдание для любой жизненной ситуации».
Tags: малая психиатрия большого города
Subscribe

  • Как лепят борцунов: К. Туманская

    Некие кукловоды слепили очередную борцунью, а она, как обычно, оказалась аферисткой с сомнительным прошлым. Не хуже дохтурлизы, возможно, если…

  • Блевотное

    Жить анализами наружу, как пишет Ася Ш., пропагандируя шмурдяк. Чего там анализами - всё, всё вываливай на обозрение! Осталось только трусы снять.…

  • Бабы - дуры. Гужвина трясётся в припадке

    Каккккие ж вы дууууры.... Таких дур я даже среди продавщиц не встречала. Бородавчатая Гужвина продолжает истерить, распространяя на десятки тысяч…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments