izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

Ещё о пациенте Люльке

Как называется психическая болезнь Люльки – вялотекущая шизофрения или какая-то разновидность психопатии, я не знаю. Но отчётливые симптомы есть, и возможно, он уже обращался за лечением в неофициальном порядке, а когда ожидаемый эффект не наступил, решил, что психиатрия – лженаука. Кроме того, у его отца была шизофрения, а обстоятельства его смерти остались не прояснёнными - возможно, самоубийство, а может и нет.
«…
уже после свадьбы Вячеслав признался мне, что он находит у себя симптомы психического заболевания своего отца».

Подробный и абсолютно достоверный рассказ его бывшей «жены» Елены очень живо и объёмно помогает увидеть симптомы психиатрического дефекта.
Елена, конечно, сама с мозгами набекрень, но иначе быть и не могло: связаться с Люлькой, импотентом и садистом, возможно, педерастом или каким-то другим извращенцем, могла только очень и очень проблемная женщина, у которой нет чувства собственного достоинства, зато зашкаливают фантазии и гордыня. Думаю, что у неё отягощенная семейная история, хотя она писала, что её отец – образцовый семьянин и прекрасный человек. Скорее всего она просто не видит корни проблем у своих родителей, и несмотря на воцерковление ничего в её душе не изменилось и не сдвинулось. Ну да ведь сколько таких несчастных дураков, страдающих от собственной глупости. Ужасно то, что ей никто из священников не помог, хотя она просила, кричала о помощи. Даже кто-то (не Георгий ли Максимов?) трындел о святости брака и что она сама виновата. Хотя в случае Люльки не надо обладать знаниями по психиатрии, достаточно было задать один-единственный вопрос: как протекает ваша сексуальная жизнь? Никак? Что, вообще ничего? Милочка, ноги в руки – и бежать. Почему никто не задал этот простой вопрос я не понимаю.
Что же это получается: пришла в Церковь обычная девица, приволокла с собой на хвосте кучу грехов, а её быстренько привлекли к волонтёрству, потому что так было выгодно для настоятеля, но больше ничего ей не объяснили и ничего не подсказали и не направили.
И никто её не остановил на пути к этому безумному Люльке. Ни родные, ни священники. Как, как это возможно, что такой очевидный псих, как Люлька пролез в церковные структуры? Какое там миссионерство, если у него мания преследования и псевдологические бредни? Вот так придёт человек, ничего не знающий о православии, в Церковь, и попадёт на Люльку. И чем мы тогда лучше секты?

Ещё некоторые детали из анамнеза пациента.
- Люлька - женоненавистник. Елена об этом писала. Но писал и сам пациент. Например, в фейсбуке в прошлом году он устроил публичную свару с Юлией Брыкиной (вдовой Даниила Сысоева):
«Вы, уважаемая Юлия Михайловна, столько выпили крови из отца Даниила при его земной жизни, о чём я знаю из первых рук, да и многие видели, как Вы даже в Великую Субботу и на Пасху находили возможность устраивать ему скандалы с дикими сценами ревности - совершенно немотивированными... столько крови новомученика, который своими трудами таки до сих пор обеспечивает Вас и Вашего нового мужа безбедным (в материальном плане) существованием, что молчать бы Вам вообще...»
Заведомо нелепые обвинения, на которые нечем ответить, да и незачем.

В этом году он написал богословский трактатец размером в полстранички про неспособность женщин к покаянию, так как они существа лживые и ничтожные от природы, и вообще доводят мужчин до ранней гибели.


- причудливые вкусовые предпочтения. Замечено, что следование всяким сложным системам питания или неупотребление в пищу определённых продуктов по идейным соображениям частенько сопровождает психическую болезнь.

- Люлька-педераст? Вот что писала в 2007 году П. Тюренкова, когда Люлька подрался с её мужем: «Мы не обвиняем Люльку в содомии нигде. Мы сообщаем, что 1. он дважды в личном разговоре с мужчиной (ессно) заявил об этом - вероятно с целью провокации соврал, как он обычно это делает. 2. Даже если он соврал, его фраза о детях была написана с той же целью и намеком. Соответствует это "реальности" или нет, нам неинтересно. Он знает, зачем он это делал».

Елена тоже упоминает о сексуальных гомофантазиях


- Люлька – патологический лжец. Тюренкова: «Соврал, как он обычно это делает». Елена пишет, что он всё время врал, отрицая даже очевидное. Мог её ударить, а потом сказать – я тебя никогда не бил. Врал о ней своим прятелям. Свято-Тихоновский институт так и не закончил, хотя врал что диплом есть.

И ещё симптомы болезни из рассказа Елены:

- полная импотенция: «Мы договорились не иметь близости до свадьбы. И я считала это правильным и очень порядочным поступком с его стороны. Ошибалась. Ничего в первую брачную ночь не случилось. Не случилось и во вторую, и в третью, и вообще никогда. Он объяснял отсутствие потенции свадебными переживаниями, я верила и ждала. Но еще и до свадьбы я заметила, что он ко мне как мужчина не тянется».
- идеи преследования: «У него была манера при выходе из соцсетей и почты разлогиниваться каждый раз на всех гаджетах. Пароль у него также был установлен на включение всех гаджетов. Пароли были сложные и длинные и периодически менялись. Я спросила: зачем такие сложности, ты же дома, у меня, например, все открыто, мне скрывать нечего. На мой вопрос он ответил, что за ним следят, а у него бизнес, в общем, так надо»
«Он коллекционировал ножи. Умело ими обращался, хвастал, как они прекрасно режут. Часть ножей он рассредоточил по всему дому в самых неожиданных местах. Один нож он всегда носил с собой, а другой положил на сейф под крышку рабочего стола, чтоб всегда был под рукой. На мое недоумение он сказал, что в любой момент на него могут напасть, за ним следят, он очень важный для страны человек…»
- сверхценные идеи (обличение «ереси А.И. Осипова»);

- эмоциональная отчуждённость и тупость: «За всю прогулку он не задал мне ни одного вопроса про меня, все время рассказывал о каких-то исторических событиях, я делала вид, что мне интересно, хотя два часа подряд слушать про мальтийские и тевтонские ордена было непросто. В общем, нормального диалога, как это обычно бывает при знакомстве, у нас не было. Не было такого общения и никогда потом..»
«На диалог со мной он не шел, разговаривать отказывался. Мог просто молчать, никак не реагируя на мои вопросы, чем доводил меня до истерики».
«По имени он меня никогда не называл, обращался ко мне либо обезличенно, либо просто «жена». Я спрашивала его, почему он не называет меня по имени. Он, как обычно, не отвечал, пару раз шел мне навстречу. Потом все продолжалось по-старому».
«…я слегла с острым бронхитом. Болела тяжело почти месяц, лежала с температурой под 40, сил хватало только чтоб дойти до уборной и кухни, он меня не навещал и даже не интересовался».

- эмоциональная истощаемость: «все время зависал в мобильном фейсбуке, даже во время совместных перекусов в кафе. В общем, интереса не проявлял ни к достопримечательностям, ни ко мне. Иногда в середине дня просил вернуться в гостиницу отдохнуть на пару часиков, мы возвращались, расходились по своим номерам, я сидела и ждала, пока он отдохнет, недоумевая, от чего он устал и жалела, что мы теряем попусту время в таких интересных местах. А он в это время либо сидел в соцсетях, либо сам шел гулять в те места, которые мы запланировали посмотреть вместе позже».

- пониженный фон настроения и перепады: «Он всегда был всем недоволен. Ему не нравилась мебель, обои, его раздражали картины. Раму одной картину он даже разбил в щепки».
«…мог в одно мгновение менять настроение с сильнейшего гнева до улыбчивого добродушия».

- тунеядство и неспособность к систематической целенаправленной деятельности: «он сказал, что, может, он и не сможет, у него ведь бизнес, и от него зависят люди. Потом оказалось, что его школьный товарищ — бизнесмен – решил поддержать его в безработице, и за небольшую ежемесячную плату наделил его одной-единственной обязанностью – раз в месяц перевозить документы из одного офиса в другой, которую Вячеслав успешно саботировал или просил своего друга перевезти за него».
«…кожаную офисную мебель, которую украл на предыдущей работе. Он вообще в жизни мало работал. Он на несколько месяцев становился директором фирм, которые подводили к банкротству. За небольшую зарплату, но зато со своим отдельным кабинетом и записью в трудовой книжке».

- странности поведения: «Помимо классических костюмов в его гардеробе был и костюм с люрексом, как для эстрады, широкополые шляпы, национальные татарские и украинские костюмы, которые он по случаю одевал на разные тусовки. Так выделял себя из толпы и привлекал к себе внимание, хотя выглядел он на общем фоне довольно нелепо».
Неуместное обращение на «вы»: «Посыпались обвинения, что я постоянно выношу ему мозг. «Вы так себя ведете, чтоб не выходить за меня замуж. Если я сейчас с Вами встречусь, то Вы еще больше будете меня ругать».

- псевдология (патологическая склонность к сообщениям о вымышленных событиях, приключениях, встречах, как правило, с целью возвышения собственной личности во мнении окружающих):
«На следующую лекцию пришел как не бывало, так и не созвонившись с организатором, не извинившись за прошлый раз, но объяснив, что некие люди его внезапно увезли из города, и у него не было связи. Что за люди, почему увезли и куда - он не сказал. Но выглядело все очень важно и таинственно».
«Он все время говорил про какой-то свой таинственный бизнес, которого, как потом оказалось, никогда и не было».

- нарушение суточного ритма сна и бодрствования: «Он мог не приходить по 2-3 дня, а мог прийти днем, когда я на работе. Мог сказать, что придет и не приходил. Мог появиться внезапно, например, в 5-6 утра, когда я спала».

- отсутствие критики своего поведения:
«Иногда рассказывал о своей жизни, где он всегда был несправедливо обижен».

«В переписке с друзьями отзывался обо мне только нелестно, называл дурой и истеричкой» - через 3 недели "брака".

Зачем-то прислал мне в личку информацию о бывшей «жене», тем самым натолкнул меня на эту историю.
Tags: психопат А.В.Люлька
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments