izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

Политический детектив Реймонда Хоуки «Побочный эффект»

Написан в 1979, переведён и напечатан у нас в 1987. 40 лет назад трансплантации органов были единичными, однако криминальный сценарий похищения людей на органы уже кому-то пришёл в голову.
Чтобы беспрепятственно заниматься экспериментами по клонированию человека, доктор Снэйт покупает маленький остров у берегов Майами и создаёт там клинику. Финансирование своих проектов он предполагает получать от миллионеров, нуждаюшихся в пересадке органов.

То, что ему для осуществления подобного плана придется стать соучастником убийств, мало его волновало. Как большинство врачей, он был если и не совсем равнодушен к смерти, то по меньшей мере привык к ней. Кроме того, он никогда не причислял себя к сторонникам практики сохранения жизни любой ценой; он считал, что важно не просто жить, а как жить. Все мы рано или поздно умрем. Поэтому что случится, если некоторые — согласно предначертанию судьбы — покинут этот мир не позже, а раньше? Чего стоит их жизнь по сравнению с жизнью сотен тысяч людей, которые будут возвращены к активной деятельности в результате его труда, — это же лишь ничтожная доля того, чем общество готово расплачиваться ежегодно за сомнительное удовольствие пользоваться автомашиной или за обязательную вакцинацию.
Однако подобрать ключ к решению основной проблемы не удавалось еще несколько недель. О похищении случайных людей, обреченных стать донорами, не могло быть и речи, — слишком ничтожна была надежда на то, что у них окажутся нужные группа крови и данные тканевого типирования.
Ответ был найден во время визита в Англию, где он участвовал в международном симпозиуме по гистосовместимости. Снэйт встретил там Гая Уорд-Роупера, с которым учился в Кембридже и который оказался директором информационной службы Института профилактической медицины […]
— И сколько же людей в год вы подвергаете обследованию? — нетерпеливо перебил его Снэйт.
— В Лондоне около двадцати тысяч. Кроме того, у нас есть филиалы в Западной Германии, Франции, Италии, Швеции и Голландии, поэтому можно, видимо, говорить, что мы обследуем около миллиона человек в год. И это только начало. В самое ближайшее время мы намерены открыть филиалы в Соединенных Штатах, Канаде и Австралии.
Сообразив, что он наткнулся на нечто такое, что может оказаться ключом к решению основной проблемы, Снэйт изо всех сил старался скрыть охватившее его волнение.
— Ну и ну! Потрясающе, да и только! А скажи мне, долго ли у вас хранятся полученные данные?
— Вечно.
— Неужели?
— Да. И это самое главное в нашей практике, — объяснил Уорд-Роупер. — Первичные показатели значительно облегчают понимание последующей информации…
— Все данные, насколько я уловил, закладываются в компьютер?
— Именно, — ответил Уорд-Роупер, поглощенный выбором сигары. — Если пропускать миллион пациентов в год, то хранить данные можно только в компьютере.
Наконец-то Снэйт нашел то, что искал: огромное, постоянно пополняющееся хранилище информации о потенциальных донорах.

При помощи шантажа Снэйт получает доступ к базам данных пациентов. Когда какому-нибудь миллионеру требовалось новое сердце, почки и прочее, программа производила поиск подходящего донора из числа тех, кто обращался в Институт профилактической медицины. Когда жертва найдена, агенты Снейта выезжают для её похищения.

Хотя Марта Пирс вместе с Гинзелом занималась похищением доноров, она в своей косынке от «Гермеса», синем жакете с металлическими пуговицами и серой плиссированной юбке ничем не отличалась от тех женщин, которых ежедневно можно встретить в «Хэрродсе». Она работала операционной сестрой у Снэйта в больнице имени Дентона Кули, затем вернулась в свой родной Бостон, где на деньги, завещанные мужем, бывшим ее пациентом (разница между ними была в тридцать лет), открыла гериатрическую клинику. Операционной сестрой она была превосходной, но в коммерческих делах разбиралась слабо и вскоре столкнулась с финансовыми затруднениями. А затем, в самый разгар переговоров по поводу получения денег под третью закладную, ее клиника сгорела дотла. И когда ей предъявили обвинение в непредумышленном убийстве, поджоге и намерении ввести в заблуждение страховую компанию, она обратилась к Снэйту и попросила его выступить в качестве поручителя. Снэйт не только согласился внести за нее залог, но на свои деньги нанял ей лучших в штате Массачусетс адвокатов, а также целую группу ученых-социологов, знатоков конъюнктуры на бирже и специалистов, умеющих по телодвижениям определять характер человека, чтобы помочь ей выбрать присяжных, благорасположенных к защите. Неудивительно, что Пирс оправдали по всем трем пунктам обвинения. Вот тогда-то Снэйт и предложил ей нынешнюю работу, от которой она, чувствуя себя перед ним в неоплатном долгу, естественно, не могла отказаться.

После похищения требовалось обставить смерть жертвы как несчастный случай, чтобы она попала в Службу трансплантологии, из которой её направят к Снэйту.

Медицинские и правовые нормы, предъявляемые Службой трансплантации, требовали, чтобы в качестве доноров использовали лиц, являющихся жертвами подлинных несчастных случаев. Поэтому каждый несчастный случай следовало организовать таким образом, чтобы все внутренние органы человека оставались неповрежденными, в то время как мозг получил травму, несовместимую с жизнью. Такая крайне изощренная форма убийства, которую по настоянию Снэйта упорно называли «обоснованием», в прошлом осуществлялась различными методами, в том числе с помощью симуляции самоубийства, принятия слишком большой дозы наркотиков, случалось, жертву топили или сбрасывали с высоты.
За «обоснование» отвечали Дюкасс и Гинзел, и на предыдущем заседании Комиссии по добыче материала они представили на обсуждение инсценировку предполагаемой гибели Клэр во время полета на дельтаплане.
Этот план, однако, не вызвал восторга у Квинтрелла. Пора, заявил он, расширить репертуар и включить в него автомобильные аварии.
— Не можем же мы, черт побери, делать одно и то же до бесконечности!
Гинзел не согласился с ним, утверждая, что, во-первых, автомобильную аварию нелегко инсценировать, а во-вторых, поскольку в Лондоне Клэр Теннант редко садилась за руль, то ее смерть в автокатастрофе будет выглядеть весьма неубедительно.
— Предположим, — не стал возражать Квинтрелл. — Тогда сделайте ее жертвой наезда.

            Число жертв Результаты расследования
25.12.2016
Крушение самолёта в Адлере
Не было следов керосина на воде, груза, багажа и т.д. Выдвигалось множество взаимоисключающих версий
92 человека. Найдено 20 тел и многочисленные останки. отсутствуют
11.02.2018
Крушение самолёта в Подмосковье
Нет было ни следов падения самолёта, ни взрыва, ни дыма, ни воронки, ни кресел, ни багажа
71 человек.
Тела разорваны более чем на 11 000 кусков
отсутствуют
25.03.2018
Торговый центр в Кемерово
Актёры, изображающие родственников. Множество взаимоисключающих версий
64 человека (по официальным данным).
25 тел опознано, остальные сгорели дотла
пока отсутствуют
Tags: фальшивое шоу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments