izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Category:

Ребёнок в детсаду

Протоиерей Дмитрий Смирнов называет детсады безусловным злом, он считает, что они калечат психику ребёнка, оттуда дети приносят матерные слова и ничему хорошему научиться не могут. Священник советует не отдавать детей в сады вообще, изыскивать любые возможности для того, чтоб дети оставались дома с мамами. Имея опыт работы в детсаду, я, в целом, придерживаюсь того же мнения: детсады приносят скорее вред, чем пользу детям, а уж размер этого вреда зависит от конкретных условий.

Почему детей отдают в сад. Есть несколько причин, которые называют мамы. Во-первых, необходимость выходить на работу из-за невозможности существовать на одну зарплату мужа, если он вообще имеется в наличии. Во-вторых, считается, что детям нужно общение и они должны учиться взаимодействовать с другими детьми, и если в семье 1-2 ребенка, то им неоткуда научиться общению. То есть, причины благородные и оправданные. Я считаю, что мамы сильно лукавят. Большинство мам очень устают от своих детей, и посидев с ними 1,5-2 года, они мечтают поскорее сдать их в детсад, а самим выйти на работу, чтоб отвлечься, развеяться, нарядиться и самоутвердиться.

Если мамы не работают, то они прибегают ко второй «благородной» причине – детям полезно быть среди сверстников, им нужна компания, и вообще в садике им хорошо. Это не совсем так. Компания детям нужна лет с 4-х, не раньше. Если понаблюдать за малышами в песочнице, можно увидеть, что каждый возится со своей игрушкой, играя рядом, а не вместе. До этого возраста они играют самостоятельно, для игры им нужен взрослый, который покажет и поможет, а вовсе не сверстник. Они еще не умеют дружить и договариваться, поэтому возникают ссоры из-за чужой понравившейся игрушки, которую они просто отбирают. «Это моё! Отдай!»
Примерно лет с 4-х дети начинают играть в совместные игры, в прятки, догонялки и т.п., но сюжетной игры еще нет, только некоторые ее элементы. «Давай я буду врачом и буду тебя лечить» - «Давай». Но обычно игра на этом и заканчивается, внимание переключается на что-то другое. К 6 годам появляются сюжетно-ролевые игры – дочки-матери, магазин, человек-паук и тому подобное, со многими действующими лицами, с правилами и развитием сюжета. Вот тут уже нужна компания.

Некоторым детям со слабой нервной системой в саду очень плохо. Им страшно без мамы, они чувствуют себя брошенными, плачут. У меня была девочка в группе, которая рыдала постоянно, делая перерывы только чтобы поесть и отдышаться. В тихий час она не спала, просто лежала, что тоже для ребёнка нетипично. К вечеру она обычно успокаивалась и встречала родителей уже в нормальном и даже весёлом состоянии, поэтому они считали, что это ее капризы и надо только перестать ей потакать – и всё наладится. А на следующий день всё повторялось: рыдания начинались с 8 утра и продолжались до 16-17 часов. Отвлечь ее почти не удавалось, немножко поиграет – и опять в слёзы. Я уверена, что родители заложили мину замедленного действия в своего ребёнка, и им ещё очень сильно аукнется их пренебрежение. А что это ещё, если вполне обеспеченные люди оставляют детей в саду с 7 утра до 7 вечера ежедневно. Это по-настоящему жуткое зрелище, когда родители тащат детей за руку в сад, а они орут на всю округу. Надо обладать железными нервами, чтобы видеть, как ребёнок плачет часами напролёт.

Но тут возникает ещё другая проблема: многие родители действительно думают, что их дети капризничают, потому что так им удобнее думать и так им говорят воспитательницы. Зачем воспитательницы это говорят? А чтобы родители их не обвинили в неумении наладить контакт с детьми. Именно родители, потому что работники сада всё отлично понимают и причины плача никто не связывает с действиями воспитательниц. Родителям вообще много врут, и о детских проблемах не рассказывают.

Хорошо ли детям в садике. Есть субъективные факторы, о которых можно спорить, а есть объективные. К последним относится количество детей в группе, уровень шума и продолжительность прогулки. Стандартная садиковская группа имеет численность 25-30 детей, но может быть и больше. Часть обычно болеет, поэтому ежедневно посещает в среднем 20 человек. Теперь представьте, какой уровень шума в группе, ведь дети не умеют регулировать громкость голоса. Им некуда спрятаться от шума. К пятнице они устают, это прямо видно, как они становятся вялыми.

Детям хочется побегать, а это нельзя сделать, потому что мало места и можно наткнуться на мебель. У воспитательниц главная забота – чтоб ребенок не ударился, не стукнулся обо что-то, поэтому они запрещают подвижные игры. Ребёнок изнывает от нехватки двигательной активности, и когда выходит на прогулку, начинает носиться, как ненормальный. Но на прогулке тоже можно упасть, поэтому ему запрещают и там бегать. Кто проходил мимо садов, наверняка слышал постоянные окрики: «Не бегай! Иди сюда! Я кому сказала!» Всё потому, что ушибы и синяки, неизбежные в детстве, вызывают родительский гнев, а он никому не нужен. А энергии у ребёнка много, и куда ее девать, если ему запрещают бегать? Он начинет беситься и капризничать, в тихий час не может заснуть. По правилам, детей надо занимать, организовывать их игры. На практике это мало кто делает, потому что воспитательницы тоже устают от шума, они хотят хоть на прогулке чуть передохнуть, просто постоять рядом с детьми, а вовсе не играть с ними.

Но даже прогулки можно лишиться, если идет дождь, если сильный ветер или морозы, а это бывает в нашем климате постоянно. Или если просто у воспитательницы нет желания одеваться и выводить группу, или если заведующей нет на месте. Тогда дети остаются без прогулки и весь день торчат в группе, среди ковролина и пластика, с минимумом свежего воздуха. Вечером их выводят не ранее 17 часов, к началу разбора родителями, и заводят в группу через час («дети замёрзли»).
Tags: психологическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments