izenberg (l_lednik) wrote,
izenberg
l_lednik

Categories:

Продолжение истории с кладбищенскими вымогателями

Уголовное дело по факту перестрелки на Хованском повлияло на гробовщиков самым благотворным образом. На сайте ГБУ «Ритуал» вдруг появилось такое разнообразие информации, что аж в глазах рябит. Появились фотографии агентов, среди которых я нашла прохиндейку, присвоившую мою сдачу и пытавшуюся раскрутить меня на грузчиков за 12 000 и гроб с «кистями и глазетом».
рыбина марина ивановна
Вывесили наконец-то информацию, что сколько стоит, хотя она далеко не полная и вызывает недоумение. Получается, что захоронение урны с прахом в нише стоит десятки тысяч рублей, в зависимости от кладбища. Самые дешевые – Николо-Архангельское кладбище (180 р.), затем с большим отрывом идут Введенское и Рогожское - по 1 200 р., а самые дорогие – Ясеневское (до 90 000), Даниловское и Донское (от 70 000 до 95 000). Тут возникает много вопросов, потому что не понятно, что именно входит в стоимость. Ведь гробовщики имеют обыкновение создавать услуги из воздуха.

Но есть ли реальная возможность захоронить урну? Это я пыталась сегодня выяснить, и получила ответ сначала от кого-то с Донского кладбища, что «все ниши заняты, но мы можем что-то придумать». Жаль, не спросила фамилию и должность этой милой женщины, непрозрачно намекнувшей на взятку.

Затем состоялся диалог с Аркадием Аркадиевичем Медюкаевым, назвавшимся заведующим Хованским кладбищем.

- Все ниши на всех московских кладбищах заняты еще с 2015 года.

- Как же тогда захоранивать?

- Вот это сложный вопрос. Попробуйте поискать в интернете, поузнавать…

Искать в интернете мне что-то не захотелось, поэтому я написала письмо директору ГБУ «Ритуал» с просьбой официального ответа о наличии мест.

Проблема в том, что крематорий бесплатно держит у себя прах в течение 40 дней, затем включается счетчик: 1 день = 10 рублей. Выдают же прах только при предъявлении договора о захоронении. А как можно захоронить, если «все места кончились в 2015»? Хотя даже при поверхностном осмотре стены видны незанятые ниши.

Аркадия Аркадиевича я увидела лично, когда приехала забирать прах отца. Никакого договора у меня нет, но я не считаю, что должна помогать крематорию зарабатывать на мне, или носиться, высунув язык, по кладбищам, в поисках места, отпрашиваясь с работы.

У Хованского крематория было тихо, как на кладбище. Никто не стрелял из пистолетов, никто не подскакивал с предложениями платных услуг. Не было ни одной живой души, кроме работников на выдаче и на оформлении. Гражданин Медюкаев, которого я попросила позвать, уверял меня, что я его не так поняла. Он вовсе не говорил, что мест нет. Нет-нет-нет, он имел в виду что у них, на Хованском, КАЖЕТСЯ, мест нет. Но он может ошибаться, ведь он заведующий крематорием, а не кладбищем. Зачем же он представился зав. кладбищем и почему его телефон мне дали, когда я сообщила, по какому вопросу звоню? Он стал путанно объяснять, что я не так его поняла. Думаю, он уже сожалел, что так необдуманно ляпнул по телефону. Но это у таких, как он, на уровне рефлексов. Как птица не может не петь, так эти люди не могут не врать и не вымогать.

Прах мне выдали без договора, но опять не обошлось без хамства. Тетка, которую Медюкаев называл Галей, заявила, что прах может высыпаться – ведь я не оплатила герметизацию. Вот если бы я купила урну («с золотой гравЕровкой»), то она бы залепила край клеем-герметиком. Но Медюкаев цыкнул на нее и стал уверять, что крышка плотно прилегает, ни за что не откроется и герметик вовсе не нужен.

Tags: не подходит ни под одну метку
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments